justavortex (justavortex) wrote,
justavortex
justavortex

Category:

Научный авантюризм Эйнштейна и Ландау – неиссякаемый источник профанации точных наук. (часть 3)

Итак, процитируем из брошюры Петрова следующий фрагмент:
«Даже в теперешнем, "усечённом", виде школьная программа содержит минимум знаний, позволяющий "не плавать" в задачах по элементарной геометрии и небесной механике. Приведём решение задачи об отклонении луча света гравитационной силой, ориентируясь на уровень знаний нынешней обычной (без "математического уклона") средней школы.
Малый объект, пролетающий мимо массивного небесного тела, движется, в зависимости от величины его относительной линейной скорости, по параболе или гиперболе. Для световых скоростей, естественно, имеет место второй вариант. Заглянем в справочник [Выгодский М.Я. Справочник по высшей математике, — М.: Физматлит, 1995, c. 115, рис. 109] и найдём формулу для расстояния между фокусом (центром притяжения) и произвольной точкой конического сечения (эллипса, параболы, гиперболы) в зависимости от величины угла φ, под которым видна эта точка из фокуса (величина угла отсчитывается от, действительной для гиперболы, оси геометрической фигуры):
ρ=p/(1+ε cos φ).
где p — фокальный параметр, ε — эксцентриситет конического сечения.
В интересующем нас случае эксцентриситет ε>>1, поэтому расстояние от фокуса до вершины гиперболы выражается формулой:
p/ε=R,
где R=6,96 • 10^8 м — радиус Солнца.
Поскольку радиус кривизны в вершине гиперболы (как и других фигур конического сечения) равен параметру p, то в этой точке имеет место следующий баланс сил, приведённых к единице массы:
с²/p=g,
где c=3 • 10^8 м/с — скорость света, g=274 м/с² — ускорение свободного падения на поверхности Солнца.
Отсюда находим величину параметра p
p=с²/g=3,285 • 10^14 м.
Теперь определяем величину эксцентриситета гиперболы:
ε=p/R=4,72 • 10^5,
что позволяет найти величину бокового смещения луча света:
δ=R–ρ cos φ=ρ/ε.
При ρ>>R боковое смещение луча света равносильно повороту луча в пространстве на постоянный угол, численно равный:
α=δ/p=1/ε=2,119 • 10^–6 радиан.
В угловых секундах эта величина составит 0,437". С учётом второй полуветви гиперболы (от звезды до Солнца) полученный результат следует удвоить: 0,874"» (конец цитаты).
Итак, Эйнштейн вторично попадается на плагиате, причём на этот раз результат вычислений, которым он пытался подтвердить правильность своей теории, точно совпал с ранее полученным (другим учёным) на основе классической ньютоновой механики.
Но признавать несостоятельность своей теории Эйнштейн не собирается. Призвав на помощь математика – специалиста по тензорной алгебре («абсолютному дифференциальному исчислению»), он усложняет схему расчёта до полной «непрозрачности» и объявляет, что увеличивает угловое отклонение луча света, проходящего мимо Солнца, вдвое относительно переставшего его удовлетворять прежнего значения.
Ниже приведены фрагменты тех рассуждений и математических выкладок, которыми Эйнштейн «обосновывает» желаемый результат (цит. по Собр. научн. трудов, том I).
Статья «Проект обобщённой теории относительности и теории тяготения (совместно с М.Гроссманом)», 1913 г.
С.244:
«Уравнения гравитации … удовлетворяют требованию, по нашему мнению, обязательному для релятивистской теории гравитации; именно, они показывают, что тензор гравитационного поля является источником поля наравне с тензором материальных систем».
В релятивистской литературе утверждение, что «источником гравитационного поля является тензор», стало общепринятым. Только почему именно тензор, а, скажем, не кватернион или другое математическое понятие (математическая абстракция)? Теоретики-релятивисты уже не замечают явных глупостей в тех «мысленных экспериментах», которыми они себя освобождают от необходимости заниматься не «феноменологией» и «общими рассуждениями» на её основе, а настоящей наукой, призванной раскрывать внутренние механизмы электромагнитных, гравитационных и иных явлений.
Однако продолжим цитирование Сборника научных трудов Эйнштейна. Том I, статья «Объяснение движения перигелия Меркурия»,1915 г., с.442:
«…Получается несколько иное влияние гравитационного поля на луч света, чем в наших прежних работах; дело в том, что скорость света определяется уравнением
∑gᵤᵥdхᵤdуᵥ=0. (5)
Применив принцип Гюйгенса, простым вычислением находим из (5) …, что световой луч, проходящий мимо Солнца на расстоянии Δ, испытывает угловое отклонение на величину 2α/Δ, тогда как прежние вычисления, которые не были основаны на предположении ∑Тᵤᵥ=0,
давали значение α/Δ. Световой луч, проходящий вблизи поверхности Солнца, должен испытывать отклонение на угол 1,7" (вместо 0,85")».
Статья «Основы общей теории относительности», 1916 г.
С. 452:
«Излагаемая здесь теория является наиболее радикальным обобщением общеизвестной в настоящее время "теории относительности"; последнюю в отличие от первой я буду называть "специальной теорией относительности", предполагая, что с нею читатель знаком. Обобщение теории относительности существенно облегчалось благодаря работам математика Минковского, который впервые вскрыл формальное равноправие пространственных координат и временнóй координаты в специальной теории относительности и использовал это равноправие для построения теории. Необходимый для общей теории относительности вспомогательный математический аппарат уже существовал в форме "абсолютного дифференциального исчисления", основы которого были заложены в исследованиях Гаусса, Римана и Кристоффеля, посвящённых неэвклидовым пространствам; это исчисление, приведённое в систему Риччи и Леви-Чивитой, уже применялось для решения задач теоретической физики. В разделе Б настоящей работы изложен весь необходимый нам, но, очевидно, не известный физикам, вспомогательный математический аппарат по возможности самым простым и прозрачным способом, так что для понимания этой работы не требуется изучать математическую литературу. Наконец, хочу поблагодарить здесь своего друга, математика М.Гроссмана, который не только избавил меня от изучения специальной математической литературы, но и поддерживал при поисках уравнений гравитационного поля».
Как видим, Эйнштейну самому даже не пришлось «изучать специальную математическую литературу», поскольку за него математическое обоснование правильности указанного им угла отклонения светового луча вблизи Солнца выполнил профессиональный математик. Естественно, выполнил, как умел, и с помощью аппарата, которым владел, т.е. с помощью тензорного исчисления. При этом вопрос об адекватности этого аппарата даже не возникал. Хотя следовало бы этот вопрос поднять и дать на него чёткий ответ.
Поскольку о серьёзном и не исправимом пороке векторной алгебры на тензорной основе мы уже говорили выше, то можно было бы и не тратить время на чтение этих, не имеющих отношения к существу дела и, к тому же, не принадлежащих самому Эйнштейну, математических упражнений. Но, в качестве «вещдоков» для возможного в будущем разбирательства на предмет выявления «фундаментального научного мошенничества в особо крупных размерах», мы приведём ещё несколько фрагментов из Сборника научных трудов А.Эйнштейна (том I).
Статья «Основы общей теории относительности», 1916 г.
С .459:
«Итак, мы приходим к следующему выводу: в общей теории относительности пространственные и временные величины не могут быть определены так, чтобы разности пространственных координат могли быть измерены непосредственно единичным масштабом, а разности временных – посредством стандартных часов. Итак, прежний способ, заключавшийся в определённом построении системы координат в пространственно-временном континууме, оказывается неприменимым; представляется, что не существует пути, который позволил бы приспособить к четырёхмерному миру такие координатные системы, чтобы с помощью их можно было бы ожидать особенно простой формулировки законов природы. Поэтому не остаётся ничего другого, как признать все мыслимые координатные системы принципиально равноправными для описания природы. Это равносильно требованию: Общие законы природы должны быть выражены через уравнения, справедливые во всех координатных системах, т.е. эти уравнения должны быть ковариантными относительно любых подстановок (общековариантными). Ясно, что физика, удовлетворяющая этому постулату, удовлетворит и общему постулату относительности. Ибо в совокупности всех подстановок во всяком случае есть те подстановки, которые соответствуют всем относительным движениям (трёхмерных) координатных систем. То, что это требование общей ковариантности, отнимающее у пространства и времени последний остаток физической предметности, является естественным, видно из следующего соображения. Все наши пространственно-временные констатации всегда сводятся к установлению пространственно-временных совпадений. Если бы, например, события состояли только в движении материальных точек, то в конце концов наблюдались бы только встречи двух или нескольких таких точек. Результаты наших измерений также являются не чем иным, как констатацией подобных встреч между материальными точками наших масштабов с другими материальными точками, и соответственно совпадений между часовыми стрелками, точками циферблата и рассматриваемыми точечными событиями, происходящими в том же месте и в то же время. Введение координатной системы служит только для более простого описания совокупности совпадений».
С.463:
«Основная мысль этой общей теории ковариантных величин заключается в следующем. Пусть некоторые объекты ("тензоры") определены относительно координатной системы посредством некоторого числа пространственных функций, которые называются "компонентами" тензора. Тогда имеются определённые правила, по которым эти компоненты вычисляются для новой координатной системы, если они известны для первоначальной системы и если известно преобразование, связывающее обе системы. Эти объекты, названные ниже тензорами, характеризуются ещё и тем, что уравнения преобразования для их компонент линейны и однородны. Поэтому все компоненты в новой системе обращаются в нуль, если они все равны нулю в первоначальной системе. В соответствии с этим, если какой-нибудь закон природы формулируется как равенство нулю всех компонент некоторого тензора, то он общековариантен; исследуя законы образования тензоров, мы тем самым получаем средство для установления общековариантных законов».
С.469:
«§ 8. Некоторые свойства фундаментального тензора g.
Ковариантный фундаментальный тензор.
В инвариантном выражении квадрата линейного элемента
ds²=gᵤᵥ dxᵤdхᵥ
величина dxᵤ играет роль произвольного контравариантного вектора. Так как, кроме того, gᵤᵥ=gᵥᵤ, то на основании сказанного в последнем параграфе заключаем, что gᵤᵥ есть ковариантный тензор второго ранга. Мы назовём его "фундаментальным тензором"».
С.471:
«В дальнейшем вместо √g вводится величина √(-g), которая вследствие гиперболического характера пространственно-временного континуума всегда имеет вещественное значение. Инвариант √(-g)dτ равен величине элемента четырёхмерного объёма, измеренного в "местной координатной системе" посредством твёрдых масштабов и часов по принципам специальной теории относительности».
С.472:
«Образование новых тензоров с помощью фундаментального тензора.
Путём внутреннего, внешнего и смешанного умножения какого-нибудь тензора на фундаментальный тензор возникают тензоры другого характера и ранга».
С.473:
«§ 9. Уравнение геодезической (уравнение движения точки)
Так как "линейный элемент" ds является величиной, определённой независимо от координатной системы, то и для линии, проведённой между двумя точками Рₒ и Рₐ четырёхмерного континуума, величина ∫ds принимает экстремальное значение (геодезическая), независимое от выбора координат…».
Ну, разве можно было пройти мимо «научной моды» на принцип наименьшего действия? Только где же полагающееся серьёзному научному исследованию доказательство его применимости к данному случаю? Такового нет.
Сс.482-483:
«§ 12. Тензор Римана – Кристоффеля.
Рассмотрим теперь те тензоры, которые могут быть получены из фундаментального тензора gᵤᵥ одним лишь его дифференцированием... Вᵤᵥᵩᵨ является тензором (тензор Римана-Кристоффеля). Математический смысл этого тензора заключается в следующем. Если континуум обладает тем свойством, что существует такая координатная система, в которой gᵤᵥ – постоянные величины, то все Вᵤᵥᵩᵨ обращаются в нуль. Если вместо первоначальной системы выбрать любую новую координатную систему, то gᵤᵥ в этой последней уже не будут больше постоянными. Однако тензорный характер величин Вᵤᵥᵩᵨ влечёт за собою обращение в нуль всех компонент в произвольно выбранной системе координат. Следовательно, обращение в нуль тензора Римана является необходимым условием того, чтобы посредством надлежащего выбора координатной системы можно было сделать gᵤᵥ постоянным. В нашей задаче это соответствует случаю, когда при соответствующем выборе координатной системы в конечных областях справедлива специальная теория относительности».
С. 489:
«Специальная теория относительности привела к тому выводу, что инертная масса есть не что иное, как энергия, полное математической выражение которой даётся симметричным тензором 2-го ранга, тензором энергии. Поэтому и в общую теорию относительности придётся ввести некоторый тензор энергии материи Тᵤᵥ, имеющий смешанный характер, как и компоненты tᵤᵥ гравитационного поля, но в то же время соответствующий симметричному ковариантному тензору» (конец цитирования).
идимо, приведённого выше достаточно для общей характеристики использованного Эйнштейном математического аппарата. Продолжим цитирование сайта http://sceptic-ratio.narod.ru/fi/es12.htm:
«Итак, в 1911 году Эйнштейн указал отклонение луча света α=0",83, рассчитанное по методике Зольднера (сегодняшние постоянные дают величину 0",874). Это отклонение релятивисты называют ньютоновским, так как пространство вблизи Солнца и других массивных тел предполагается евклидовым, плоским или неискривлённым. Расчётное отклонение света «по Эйнштейну» оказалось в два раза бóльшим, т.е. 1",74:
α(Ньютон)≈2GM/rc²; α(ОТО)≈4GM/rc²…
Дальше началась эпопея с опытным подтверждением отклонения α=1,74". Прошло без малого столетье, как Эддингтон привёз из экспедиции 1919 года первые астрономические данные, якобы подтверждающие ОТО, но споры между релятивистами и антирелятивистами вокруг величины 1,74" и как её можно объяснять так и не угасли. Действительно, представленный Эддингтоном отчёт … имеет слишком много изъянов. В частности, фигурирующая в нём диаграмма 2 является ничем иным как откровенной подгонкой под нужный для релятивистов результат…
Следует особо подчеркнуть, что вопрос об отклонении лучей света стоял в тот период на повестке дня многих астрономических обсерваторий отнюдь не в связи с теоретическими разработками Эйнштейна. Как и аномальный сдвиг перигелия Меркурия, данная проблема возникла самостоятельно, но попала в сильнейший резонанс в связи с релятивистскими претензиями объяснять с помощью одной формалистской теории все явления природы. Подобно тому, как под громкий, но непонятый эксперимент Майкельсона-Морли Эйнштейн подгадал с СТО, точно так же под непонятый эффект аномального движения Меркурия и всеми ожидаемый эффект отклонения лучей вблизи Солнца он подгадал с ОТО. Релятивисты же представляют этот эпистемологический процесс в обратном порядке: от теории к эмпирии. У непосвящённого создаётся впечатление, будто гений Эйнштейна привёл в движение все обсерватории мира с целью проверки его теории… Данные наблюдения солнечного затмения 1922 года ёщё больше, чем данные 1921 и уж, тем более, 1919 года, убеждают нас в беспомощности релятивистов подтвердить своё учение на основе отклонения лучей от звёзд вблизи Солнца… Проф. В.Г.Фесенков приходит к выводу: «Отсюда видно, что наблюдаемое смещение звёзд около Солнца во время затмения представляет собой чрезвычайно сложное явление и ни в коем случае не может рассматриваться как подтверждение теории относительности».
Любопытно отметить, что во время затмений, происходивших после 1923 г., никто не производил этой проверки теории Эйнштейна, хотя было бы в высшей мере важно решить вопрос, подтверждаются ли предсказанные результаты или нет… Однако всё это тщательно замалчивается; изображение с помощью формулы Ньютона 0,"9/r почти настолько же законно, что и с помощью эйнштейновой формулы 1,"7/r… Задайте себе вопрос: почему мы до сих пор обсуждаем результаты почти вековой давности? Где данные по самым последним затмениям Солнца? Если их нет в справочниках по наблюдательной астрономии, в которых из года в год вносятся уточнения по тем или иным параметрам, — значит, отклонения лучей вблизи массивных тел абсолютно не интересуют астрономов-практиков, и мы догадываемся почему» (конец цитаты).
Ясно, что гравитация является не единственной причиной отклонения луча света от прямолинейного пути вблизи поверхности Солнца, к тому же солнечная поверхность нестабильна, вызывая большой разброс этих отклонений. Поэтому, при всём желании руководителя экспедиции 1919 года Эддингтона «посодействовать» наилучшему совпадению данных астрономических наблюдений с теорией Эйнштейна, эти данные скорее подтверждают не эйнштейнову, а ньютонову теорию гравитации, если их оценивать не предвзято, как это было сделано (А.Эйнштейн. Собр. научн. тр. Том I, с. 663. «Доказательство обшей теории относительности», 1919 г.):
«Согласно телеграмме, посланной проф. Лоренцом автору этих строк, английская экспедиция под руководством Эддингтона, направленная для наблюдения за солнечным затмением 29 мая, обнаружила отклонение света на краю солнечного диска, требуемое общей теорией относительности. По предварительной оценке, наблюдённое значение лежит между 0,9 и 1,8 дуговой секунды. Теория требует 1,7 секунды. Берлин, 9 октября 1919 г.».
Зададимся и таким вопросом: почему столь легко поддалась и пошла на поводу зарубежной пропагандистской кампании наша отечественная наука, создававшая на протяжении многих лет (и продолжающая создавать) для псевдотеории Эйнштейна «режим наибольшего благоприятствования»?
Для получения поддержки в СССР Эйнштейну оказалось достаточно вступить в 1919 году в компартию Германии. Правда, через полгода он вышел оттуда, но данного рекламного трюка оказалось достаточно, чтобы стать "другом страны Советов". Статус "друга СССР и всего прогрессивного человечества" оставался за Эйнштейном и в дальнейшем. С 1922 года Эйнштейн становится членом-корреспондентом Российской Академии наук, а с 1926 года иностранным почётным членом Академии наук СССР.
Постановление ЦК ВКП(б) от 25.01.31 года «О журнале “Под знаменем марксизма”» наложило запрет на критику философской несостоятельности квантово-релятивистского «подсознания» и запретило рассмотрение проблем физических взаимодействий на «механистической», читай материалистической, основе.
Второй раз постановление, запрещающее критику теории относительности, принимается в годы Великой Отечественной войны. В 1942 году на юбилейной сессии, посвящённой 25-летию Октябрьской революции, Президиум АН СССР принимает специальное постановление по теории относительности:
"…Действительное научно-философское содержание теории относительности ... представляет собой шаг вперёд в деле раскрытия диалектических закономерностей природы".
В третий раз Президиум Академии наук СССР принимает постановление, запрещающее критику теории относительности в науке, образовании и в академических печатных изданиях в 1964 году. Учёных, не согласных с официальными представлениями теории относительности, даже подвергали принудительной психиатрической экспертизе. Зато перед учёными, «согласными» с этой «теорией» и публично демонстрировавшими свою позицию, открывались блестящие перспективы карьерного роста.
Процитируем в этой связи (в части, касающейся рассматриваемого нами вопроса) статью В.Л.Гинзбурга «Экспериментальная проверка общей теории относительности» в журнале «Успехи физических наук» за май 1956 года (Том LIX, выпуск I. Расширенное изложение доклада, сделанного 30 ноября 1955 года на сессии Отделения физико-математических наук АН СССР):
«Общая теория относительности, являющаяся величайшим научным достижением, созданным гением Альберта Эйнштейна, представляет собой в первую очередь теорию гравитационного поля, обобщающую ньютоновский закон всемирного тяготения…
В гравитационном поле «координатная скорость света» сʹ, определяемая из условия ds=0, зависит от gᵤᵥ, причём в слабом поле
сʹ=с(1+2φ/с²),
где с=3•10^10 – скорость света при отсутствии поля…
В неоднородном гравитационном поле световые лучи будут искривляться… Этот эффект, как и гравитационное смещение частоты, был предсказан Эйнштейном уже в первых его работах по теории тяготения, причём для отклонения луча, проходящего на расстоянии R от центра Солнца, было получено выражение:
α=2χМ/с²R=4,24•10^(-6)r/R.=0″,87r/R. (23)
В дальнейшем, после создания общей теории относительности, выяснилось, что эффект отклонения лучей должен быть вдвое больше, и таким образом согласно теории
α=4χМ/с²R=8,48•10^(-6)r/R.=1″,74r/R, (24)
т.е. отклонение луча достигает у солнечного края 1,75 угловых секунд (более точное значение 1″,745).
Любопытно отметить, что выражение (23) для отклонения световых лучей было получено ещё в 1801 году Золднером … на основе представлений о световых корпускулах и классической механики… Значение (23) было получено на основе выражения для скорости света сʹ=с(1+φ/с²), получающегося при учёте влияния поля тяготения только на течение времени. В полной же теории учитывается также изменение пространственной метрики (неевклидовость пространства в поле тяготения)… Отсюда … явствует, что предсказание общей теории относительности в отношении отклонения световых лучей в поле Солнца подтвердилось: обнаружен эффект, который заведомо больше «классического» значения (23) и с точностью примерно до 10% совпадает с теоретическим предсказанием. Получение более точных опытных данных, конечно, представляет интерес; к сожалению, в этом отношении не видно путей для радикального повышения точности, т.к. радиометоды (например, наблюдение космического радиоизлучения) в силу их относительно низкой угловой разрешающей силы здесь совершенно непригодны».
Как говорится, «начал за здравие, а кончил за упокой». Однако главная (и вполне понятная) цель этого публичного выступления была достигнута!
Но мы поговорим и о «нежелательных побочных эффектах». Во-первых, признав, что формула (23) и её численное значение, которые Эйнштейн в 1911 году представил как собственный научный результат, вытекающий из его новой теории, в точности повторяют то, что вывел и вычислил Зольднер ещё в 1801 году на основе ньютоновского закона всемирного тяготения, Гинзбург фактически подтвердил факт совершённого Эйнштейном плагиата.
Во-вторых, Гинзбург «подчистил» задним числом формулу Эйнштейна (т. I, сс. 172) с выражением сₒ(1+φ/с²), а затем и с выражением сₒ(1+2φ/с²), заменив в том и другом случае скорость света в заданной точке пространства с (у Гинзбурга сʹ) на скорость света в пустоте сₒ (у Гинзбурга с). В формуле Эйнштейна гравитационный потенциал φ в заданной точке пространства делится на скорость света в той же точке, но никак не в пустоте, поскольку отношение φ/с² должно представлять собой дополнительную «инерцию» (фактически приращение) единичной массы в данной точке пространства благодаря наличию гравитации.
Но Эйнштейн не смог показать, как из его формулы получается формула, дающая тот же результат, что и классическая ньютонова механика. И это не удалось бы сделать и после «подчистки» эйнштейновой формулы Гинзбургом, что последний скрыл.
Но основная претензия к В.Л.Гинзбургу – по существу вопроса. Ему ли, возглавлявшему с 1945 до 1961 года на радиофизическом факультете Горьковского университета кафедру распространения радиоволн, было не знать о наличии и других, кроме гравитации, причин для отклонения световых лучей, проходящих вблизи солнечной поверхности, причём со значительным разбросом возможных отклонений именно в бóльшую сторону? Зачем было, поступаясь своей научной совестью, из конъюнктурных соображений сводить влияние других факторов, помимо гравитации, к нулю?
К сожалению, на нашем нобелевском лауреате лежит значительная часть вины за вовлечение академии наук, государственного образования, средств массовой информации в пропаганду эйнштейновой теории относительности, вины за игнорирование нараставшего потока её опровержений и шельмование учёных, чьи научные разработки и экспериментальные достижения вступали с ней в противоречие.
3. Современное научно-образовательное мошенничество
Надо сказать, что развращающему влиянию эйнштейновой псевдотеории в наибольшей степени была и остаётся подверженной учащаяся молодёжь, будущие научные работники и инженеры физических специальностей и специализаций. В области точных наук это приобрело характер эпидемии, распространяющейся на все области научного знания, так что можно говорить уже о тотальном оболванивании молодых специалистов, начинающемся со студенческой скамьи. Покажем это на примере учебного пособия, рекомендованного министерством образования и науки для студентов физических специальностей университетов, автором которого является один из активнейших сторонников и пропагандистов эйнштейновой теории относительности – Л.Д.Ландау. Изложению этой теории Ландау полностью специально посвятил второй том своего курса теоретической физики под названием «Теория поля». Но мы ниже ограничимся рассмотрением только первого тома этого курса под названием «Механика».
На первое издание книги из серии «Курс Ландау по теоретической физике» – Л.Ландау и Л.Пятигорский. Механика (Теоретическая физика под общей редакцией проф. Л.Д.Ланлау, т. I). Гостехиздат. Москва – Ленинград, 1940, стр. 200, ц. 7 руб. – академик В.Фок написал рецензию. Она поступила в редакцию журнала «Успехи физических наук» в июле 1941 года, но была опубликована, ввиду перерыва в выходе журнала, только в 1946 году (т. ХХVIII, вып.2-3).
Приведём выдержки из этой рецензии:
«Рецензируемая книга представляет первую часть пятитомного курса теоретической физики, намеченного профессором Ландау… По мнению авторов, теоретическая физика должна иметь исключительно качественный характер, определение же численных значений физических величин, вообще говоря, в её задачи не входит. С этим положением трудно согласиться, так как без умения определять численные значения физических величин нельзя говорить и о проверке общих физических законов, которые ведь, по словам самих авторов, проявляются в форме зависимости между физическими величинами, т.е. между их численными значениями. Математическую строгость авторы считают не только ненужной, но и весьма вредной… Отрицательное отношение авторов к математической строгости распространяется, по-видимому, и на строгость в рассуждениях вообще. Во всяком случае, данная книга изобилует примерами нестрогих рассуждений. Некоторые из них приводят и к неверным выводам…
Subscribe

  • О новых исследованиях сверхтекучести.

    " Ещё более странно сверхтекучая жидкость реагирует на вращение сосуда, в котором она находится. Если начать вращать сосуд с обычной жидкостью,…

  • (no subject)

    Узнал что умер Олег Акимов. Это колоссальная, невосполнимая утрата.. Но, мало того, на его сайте sceptic-ratio/narod.ru была серьезная библиотека с…

  • Дорога в ад (9)

    В прошлый раз мы с вами получили хотя бы некоторое представление о том оружии и тех участниках боевых действий, начавшихся в ночь подрыва…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments